Плавание одиссея мимо острова сирен и мимо скиллы и харибды. Одиссей и сирены Одиссей и сирены миф краткое содержание

Предполагаемое место действия – острова Галли в Тирренском море. Когда путешественники отбывали с острова Эя, Цирцея предупредила об опасности, поджидающей героев возле острова сирен. Эти существа завораживают смертных своим чудесным пением, и те навсегда остаются в их власти. Подплывая к острову, Одиссей велел своим спутникам заткнуть уши воском, а себя привязал к мачте. Едва услышав пение сирен, Одиссей попытался освободиться, но спутники не позволили ему этого сделать. Корабль благополучно миновал опасный остров.

Гомер был первым, кто упомянул о сиренах. Но в «Одиссее» о них сказано лишь то, что моряки должны опасаться пения «чудноголосых», иначе им не вернуться на родину. Этот едва очерченный образ распалил фантазию слушателей поэмы. В Древней Греции миф о сиренах обрастал все новыми и новыми подробностями. Во-первых, у них появилась родословная. Голос сирены унаследовали от матери-музы и поначалу ничем не отличались от обычных женщин. Но тетки-музы, опасаясь за свое положение на Парнасе, обезобразили новоявленных певуний, превратив их в гибрид человека и птицы.

По другой версии, сирены сдружились с Персефоной, которую Аид затащил в царство мертвых. Подруги об этом не подозревали и упросили богов дать им возможность искать пропавшую на земле, в небе и под водой. Так сирены разделились на полуптиц и полурыб. Следующая вереница мифов объясняла, почему сирены опасны для людей. Смертные отказались помочь им искать Персефону, и тогда сирены решили мстить. Девы-рыбы пением утягивали моряков в пучину морскую. Крылатые девы высасывали кровь тех, кто останавливался их послушать.

На этом сюжет, подсказанный Гомером, был исчерпан. И тогда родился миф о гибели сирен. Спасителем от этой напасти объявили Одиссея. Он оказался единственным, кто не причалил к острову, певуньи оплошали впервые. От отчаяния девы-птицы ринулись в море и превратились в скалы. О девах-рыбах сначала позабыли, но в Средние века народы Европы заимствовали этот образ в сказаниях о коварных русалках и ундинах. Воскресли и сирены-птицы, превратившись, к примеру, в персонажей славянских преданий – птиц Сирин и Феникс.

Где же произошли события, положившие начало мифам о сиренах? Можно, конечно, искать в Средиземном море их «могилы» – скалы, одиноко торчащие из воды. Но куда более интересна та версия, что пением сирен Гомер мог считать звуки, связанные с природными особенностями определенного места на побережье. Например, в Салернском заливе есть архипелаг Галли. Конфигурация прибрежных скал здесь такова, что они усиливают звуки, идущие в сторону моря. Крики облюбовавших острова тюленей, проходящие через этот рупор, вполне можно принять за звуки человеческого голоса…

Гомер не уточнил, сколько сирен было на острове. Греки обычно изображали трех. Миф гласит, что они утопились после неудачи с Одиссеем. Тело одной из них прибило к берегу там, где сейчас находится Неаполь.

Едва Одиссей миновал зловещий остров сирен, как вновь начались неприятности. Надо было проплыть между скалами, где обитали кровожадное чудище Сцилла с шестью собачьими головами и богиня Харибда, втягивающая в себя, а затем извергающая морские воды. Древние греки считали, что эти существа подстерегают моряков по обе стороны Мессинского пролива: Сцилла у берегов Апеннинского полуострова, Харибда – у острова Сицилия.

Одиссей и сирены

Предполагаемое место действия – острова Галли в Тирренском море. Когда путешественники отбывали с острова Эя, Цирцея предупредила об опасности, поджидающей героев возле острова сирен. Эти существа завораживают смертных своим чудесным пением, и те навсегда остаются в их власти. Подплывая к острову, Одиссей велел своим спутникам заткнуть уши воском, а себя привязал к мачте. Едва услышав пение сирен, Одиссей попытался освободиться, но спутники не позволили ему этого сделать. Корабль благополучно миновал опасный остров.

Гомер был первым, кто упомянул о сиренах. Но в «Одиссее» о них сказано лишь то, что моряки должны опасаться пения «чудноголосых», иначе им не вернуться на родину. Этот едва очерченный образ распалил фантазию слушателей поэмы. В Древней Греции миф о сиренах обрастал все новыми и новыми подробностями. Во-первых, у них появилась родословная. Голос сирены унаследовали от матери-музы и поначалу ничем не отличались от обычных женщин. Но тетки-музы, опасаясь за свое положение на Парнасе, обезобразили новоявленных певуний, превратив их в гибрид человека и птицы.

По другой версии, сирены сдружились с Персефоной, которую Аид затащил в царство мертвых. Подруги об этом не подозревали и упросили богов дать им возможность искать пропавшую на земле, в небе и под водой. Так сирены разделились на полуптиц и полурыб. Следующая вереница мифов объясняла, почему сирены опасны для людей. Смертные отказались помочь им искать Персефону, и тогда сирены решили мстить. Девы-рыбы пением утягивали моряков в пучину морскую. Крылатые девы высасывали кровь тех, кто останавливался их послушать.

На этом сюжет, подсказанный Гомером, был исчерпан. И тогда родился миф о гибели сирен. Спасителем от этой напасти объявили Одиссея. Он оказался единственным, кто не причалил к острову, певуньи оплошали впервые. От отчаяния девы-птицы ринулись в море и превратились в скалы. О девах-рыбах сначала позабыли, но в Средние века народы Европы заимствовали этот образ в сказаниях о коварных русалках и ундинах. Воскресли и сирены-птицы, превратившись, к примеру, в персонажей славянских преданий – птиц Сирин и Феникс.

Где же произошли события, положившие начало мифам о сиренах? Можно, конечно, искать в Средиземном море их «могилы» – скалы, одиноко торчащие из воды. Но куда более интересна та версия, что пением сирен Гомер мог считать звуки, связанные с природными особенностями определенного места на побережье. Например, в Салернском заливе есть архипелаг Галли. Конфигурация прибрежных скал здесь такова, что они усиливают звуки, идущие в сторону моря. Крики облюбовавших острова тюленей, проходящие через этот рупор, вполне можно принять за звуки человеческого голоса…

Гомер не уточнил, сколько сирен было на острове. Греки обычно изображали трех. Миф гласит, что они утопились после неудачи с Одиссеем. Тело одной из них прибило к берегу там, где сейчас находится Неаполь.

Едва Одиссей миновал зловещий остров сирен, как вновь начались неприятности. Надо было проплыть между скалами, где обитали кровожадное чудище Сцилла с шестью собачьими головами и богиня Харибда, втягивающая в себя, а затем извергающая морские воды. Древние греки считали, что эти существа подстерегают моряков по обе стороны Мессинского пролива: Сцилла у берегов Апеннинского полуострова, Харибда – у острова Сицилия.

Из книги Мифы и легенды народов мира. Т. 1. Древняя Греция автора

Сирены, горгоны и грайи Условно к морским существам могут быть причислены сирены, обитавшие, согласно Гомеру, на скалах небольшого островка. Дочери речного бога Асопа, они долгое время не хотели выходить замуж и были превращены в полудев-полуптиц. Заняв нависающие над

Из книги Мифы и легенды народов мира. Т. 1. Древняя Греция автора Немировский Александр Иосифович

Одиссей И не было странствиям нашим конца. Души друзей моих слились с уключинами и веслами, с неуловимым ликом, высеченным на носу корабля, с кругом руля, солеными брызгами. Один за другим покидали меня мои спутники, не поднимая глаз. Веслами отмечены на берегу места, где

автора Кун Николай Альбертович

ОДИССЕЙ У ЭВМЕЯ Изложено по поэме Гомера «Одиссея».Когда Одиссей приблизился к жилищу свинопаса Эвмея, тот был дома один и работал, сидя у входа. Увидали Одиссея собаки и бросились на него с яростным лаем. Они растерзали бы Одиссея, если бы не прибежал Эвмей и не отогнал

Из книги Легенды и мифы древней Греции (ил.) автора Кун Николай Альбертович

ОДИССЕЙ У ЛАЭРТА Рано утром, вооружившись блестящими доспехами, щитами и копьями, Одиссей, Телемах, Эвмей и Филотий пошли к Лаэрту. Пенелопе же повелел Одиссей никуда не выходить из дворца, так как он знал, что весть о гибели женихов быстро разнесется по городу.Окутанные

Из книги Великие тайны цивилизаций. 100 историй о загадках цивилизаций автора Мансурова Татьяна

Где родился Одиссей? Известно, что герой знаменитой Одиссеи, поэмы легендарного древнегреческого поэта Гомера, целых десять лет скитался в поисках своей родины Итаки. По пути из Трои домой Одиссей успел переплыть вдоль и поперек половину Средиземного моря, даже в Африке

Из книги Древний мир автора

Одиссей и Лотофаги Предполагаемое место действия – остров Джерба. Когда корабли собирались обогнуть мыс Малея близ острова Кифер, буря отнесла их к побережью Африки. После девяти дней скитаний по морю флотилия пристала к незнакомому берегу. Одиссей отправил трех

Из книги Древний мир автора Ермановская Анна Эдуардовна

Одиссей и Циклоп Предполагаемое место действия – вулканы Флегрейских полей к западу от Неаполя или Эгадские острова у Сицилии. Оставив эскадру в удобной бухте, Одиссей с двенадцатью спутниками попадает на остров циклопа Полифема. До того как Одиссей выколол ему глаз

Из книги Древний мир автора Ермановская Анна Эдуардовна

Одиссей и Эол Предполагаемое место действия – остров Стромболи. Корабли Одиссея достигают обители бога ветров Эола. Чтобы гости благополучно добрались до Итаки, Эол помещает опасные ветры в мешок, оставляя на свободе лишь попутный западный Зефир. Вручая мешок Одиссею,

Из книги Древний мир автора Ермановская Анна Эдуардовна

Одиссей и Цирцея Предполагаемое место действия – мыс Чирчео на западном побережье Италии. Едва сойдя с корабля, моряки, чудом спасшиеся от лестригонов, без сил повалились на золотой песок, плача от счастья, потому что остались живы, и от тоски по товарищам, погибшим

Из книги Древний мир автора Ермановская Анна Эдуардовна

Одиссей и Феаки Уклад жизни феаков, описанный в «Одиссее», стал источником, из которого гуманисты Европы веками черпали вдохновение для своих книг об идеальном общественном устройстве. «Одиссея» говорит о любви, которую питали боги к феакам. Отцом народа считался сам

Из книги Археология по следам легенд и мифов автора Малиничев Герман Дмитриевич

ГДЕ ТЫ ПЛАВАЛ, ОДИССЕЙ? (Закодированная географическая поэма Гомера)До открытия Генрихом Шлиманом Трои в 1871 году в мире было множество скептиков, считавших Гомера умелым пересказчиком древних эллинских сказок. К примеру, к ним относился немецкий поэт и натуралист Гёте.

Из книги 1939: последние недели мира. автора Овсяный Игорь Дмитриевич

Из книги 1939: последние недели мира. Как была развязана империалистами вторая мировая война. автора Овсяный Игорь Дмитриевич

Сирены воют над Лондоном… В ту ночь над Лондоном бушевала гроза. Гремели раскаты громы и сверкали молнии. Многие министры уже разошлись по домам, и их пришлось поднять с постели для участия в экстренном заседании кабинета. В темноте, под проливным дождем они добирались на

Из книги Людовик XIV автора Блюш Франсуа

Сирены пацифизма В эти тяжелые годы испанской войны король должен противостоять не только европейской коалиции, ненависти пенсионария Хайнсиуса, ожесточенным атакам Мальборо и принца Евгения, враждебности протестантов, трудностям финансовых проблем, уловкам своего

Из книги Между страхом и восхищением: «Российский комплекс» в сознании немцев, 1900-1945 автора Кенен Герд

Сирены из Москвы «Вероломное нападение» Гитлера (слова Молотова) на народы Советского Союза не могло не побудить Сталина провозгласить «Великую Отечественную войну». Формы ведения боевых действий, в которых человеческая жизнь ни во что не ставилась, - и при отступлении,

Из книги Энциклопедия славянской культуры, письменности и мифологии автора Кононенко Алексей Анатольевич

Сирены Эти мифические существа известны из греческой мифологии. Сирены – дочери владыки пресных вод, бога Ахелоя, и одной из муз (Терпсихоры или Мельпомены). От отца в наследство им достался дикий и злой характер, от матери – божественный голос. Птичьими ногами их

Предполагаемое место действия – острова Галли в Тирренском море. Когда путешественники отбывали с острова Эя, Цирцея предупредила об опасности, поджидающей героев возле острова сирен. Эти существа завораживают смертных своим чудесным пением, и те навсегда остаются в их власти. Подплывая к острову, Одиссей велел своим спутникам заткнуть уши воском, а себя привязал к мачте. Едва услышав пение сирен, Одиссей попытался освободиться, но спутники не позволили ему этого сделать. Корабль благополучно миновал опасный остров.

Гомер был первым, кто упомянул о сиренах. Но в «Одиссее» о них сказано лишь то, что моряки должны опасаться пения «чудноголосых», иначе им не вернуться на родину. Этот едва очерченный образ распалил фантазию слушателей поэмы. В Древней Греции миф о сиренах обрастал все новыми и новыми подробностями. Во-первых, у них появилась родословная. Голос сирены унаследовали от матери-музы и поначалу ничем не отличались от обычных женщин. Но тетки-музы, опасаясь за свое положение на Парнасе, обезобразили новоявленных певуний, превратив их в гибрид человека и птицы.

По другой версии, сирены сдружились с Персефоной, которую Аид затащил в царство мертвых. Подруги об этом не подозревали и упросили богов дать им возможность искать пропавшую на земле, в небе и под водой. Так сирены разделились на полуптиц и полурыб. Следующая вереница мифов объясняла, почему сирены опасны для людей. Смертные отказались помочь им искать Персефону, и тогда сирены решили мстить. Девы-рыбы пением утягивали моряков в пучину морскую. Крылатые девы высасывали кровь тех, кто останавливался их послушать.

На этом сюжет, подсказанный Гомером, был исчерпан. И тогда родился миф о гибели сирен. Спасителем от этой напасти объявили Одиссея. Он оказался единственным, кто не причалил к острову, певуньи оплошали впервые. От отчаяния девы-птицы ринулись в море и превратились в скалы. О девах-рыбах сначала позабыли, но в Средние века народы Европы заимствовали этот образ в сказаниях о коварных русалках и ундинах. Воскресли и сирены-птицы, превратившись, к примеру, в персонажей славянских преданий – птиц Сирин и Феникс.

Где же произошли события, положившие начало мифам о сиренах? Можно, конечно, искать в Средиземном море их «могилы» – скалы, одиноко торчащие из воды. Но куда более интересна та версия, что пением сирен Гомер мог считать звуки, связанные с природными особенностями определенного места на побережье. Например, в Салернском заливе есть архипелаг Галли. Конфигурация прибрежных скал здесь такова, что они усиливают звуки, идущие в сторону моря. Крики облюбовавших острова тюленей, проходящие через этот рупор, вполне можно принять за звуки человеческого голоса…

Гомер не уточнил, сколько сирен было на острове. Греки обычно изображали трех. Миф гласит, что они утопились после неудачи с Одиссеем. Тело одной из них прибило к берегу там, где сейчас находится Неаполь.

Едва Одиссей миновал зловещий остров сирен, как вновь начались неприятности. Надо было проплыть между скалами, где обитали кровожадное чудище Сцилла с шестью собачьими головами и богиня Харибда, втягивающая в себя, а затем извергающая морские воды. Древние греки считали, что эти существа подстерегают моряков по обе стороны Мессинского пролива: Сцилла у берегов Апеннинского полуострова, Харибда – у острова Сицилия.

На следующий день предали мы погребению тело Эльпенора и насыпали над его могилой высокий курган. Узнав о нашем возвращении, на берег моря пришла и волшебница Кирка; за ней шли ее служанки, они принесли к кораблю много роскошно приготовленной пищи и меха с вином. До ночи пировали мы на морском берегу. Когда же мои спутники легли спать, волшебница Кирка рассказала мне, какие опасности предстоят мне на пути, и научила, как их избежать.

Лишь только разгорелась утренняя заря на небе, разбудил я своих товарищей. Спустили мы корабль на море, гребцы дружно налегли на весла, и корабль понесся в открытое море. Попутный ветер надул паруса, спокойно плыли мы по морю. Уже недалек был и остров сирен. Тогда я обратился к своим спутникам:

Друзья! Сейчас должны мы проплыть мимо острова сирен. Своим пением завлекают они плывущих мимо моряков и предают их лютой смерти. Весь остров их усеян костями растерзанных ими людей. Я залеплю вам уши мягким воском, чтобы не слышали вы их пения и не погибли, меня же вы привяжите к мачте, позволила мне волшебница Кирка услышать пение сирен. Если я, очарованный их пением, буду просить вас отвязать меня, то вы еще крепче свяжите меня.

Только сказал я это, как вдруг стих попутный ветер. Товарищи мои спустили парус и сели на весла. Виден был уже остров сирен. Залепил я воском уши моим спутникам, а они так крепко привязали меня к мачте, что не мог я двинуть ни одним суставом. Быстро плыл наш корабль мимо острова, а с него неслось чарующее пение сирен.

О, плыви к нам, великий Одиссей! - так пели сирены, - к нам направь свой корабль, чтобы насладиться нашим пением. Не проплывет мимо ни один моряк, не послушав нашего сладостного пения. Насладившись им, покидает он нас, узнав многое. Все знаем мы - и что претерпели по воле богов под Троей греки, и что делается на земле.

Очарованный их пением, я дал знак товарищам, чтобы отвязали они меня. Но, помня мои наставления, они еще крепче связали меня. Только тогда вынули воск из ушей мои спутники и отвязали меня от мачты, когда уже скрылся из наших глаз остров сирен. Спокойно плыл все дальше корабль, но вдруг услыхал я вдали ужасный шум и увидал дым. Я знал, что это Харибда. Испугались мои товарищи, выпустили весла из рук, и остановился корабль. Обошел я моих спутников и стал их ободрять.

Друзья! Много бед испытали мы, многих избежали опасностей, - так говорил я, - та опасность, которую предстоит нам преодолеть, не страшнее той, которую мы испытали в пещере Полифема. Не теряйте же мужества, налегайте сильнее на весла! Зевс поможет нам избежать гибели. Направьте дальше корабль от того места, где виден дым и слышится ужасный шум. Правьте ближе к утесу!

Ободрил я спутников. Изо всех сил налегли они на весла. О Скилле же ничего не сказал я им. Я знал, что Скилл вырвет у меня лишь шесть спутников, а в Харибде погибли бы мы все. Сам я, забыв наставления Кирки, схватил копье и стал ждать нападения Скиллы. Напрасно искал я ее глазами.

Быстро плыл корабль по узкому проливу. Мы видели, как поглощала морскую воду Харибда: волны клокотали около ее пасти, а в ее глубоком чреве, словно в котле, кипели морская тина и земля. Когда же изрыгала она воду, то вокруг кипела и бурлила вода со страшным грохотом, а соленые брызги взлетали до самой вершины утеса. Бледный от ужаса, смотрел я на Харибду. В это время вытянула все свои шесть шей ужасная Скилла и своими шестью громадными пастями с тремя рядами зубов схватила шесть моих спутников. Я видел лишь, как мелькнули в воздухе их руки и ноги, и слыхал, как призывали они меня на помощь. У входа в свою пещеру сожрала их Скилла; напрасно несчастные простирали с мольбой ко мне руки. С великим трудом миновали мы Харибду и Скиллу и поплыли к острову бога Гелиоса - Тринакрии.

Одиссей — герой древнегреческой мифологии. Он был царем Итаки, прославившимся как участник Троянской войны. Приключения Одиссея были описаны в ряде произведений литературы, самым известным из которых была «Одиссея» Гомера.

После разрушения Трои, Одиссей на двенадцати кораблях, груженных богатой добычей, отправился к себе на родину, в Итаку.

2 Исмар (город киконов)

Через несколько дней плаванья ветер принес корабли Одиссея к земле киконов. На берегу был расположен город Исмар. Одиссей вступил в бой с жителями Исмара и разрушил часть города, большая часть жителей которого была убита.

Одиссей предложил своим спутникам спешно покинуть город, но они отвергли его совет и целую ночь пировали. В это время успевшие спастись бегством жители Исмара позвали на помощь соседей и вступили в бой с греками. Целый день билось одиссеево войско с киконами, держась вблизи кораблей, и только на заходе солнца им пришлось отступить перед сильными врагами.

Трижды окликнул Одиссей каждого из павших в сражении — таков был обычай — и затем отплыл со своею дружиной, скорбя о погибших.

3 Страна лотофагов

Добравшись до острова Кифера у побережья Лаконики, Одиссей собирался обогнуть Пелопоннес, но сильный ветер неожиданно понес его на юг. Через девять дней греки оказались у Ливии, в местности, населенной поедателями плодов лотоса — лотофагами. Сладкий плод лотоса имел страшное свойство: тот, кто его пробовал, навсегда забывал о своей родине.

Высадившись на берегу, Одиссей отправил на разведку трех человек. Их встретили лотофаги и угостили лотосом. Поев плодов, спутники Одиссея забыли, зачем их послали. Не дождавшись их возвращения, Одиссей с небольшим отрядом отправился на поиски. Они отыскали пропавших, силой привели их обратно на корабль, привязали к корабельным скамьям и вышли в море.

4 Остров циклопов

Через некоторое время, заблудившись ночью в тумане, Одиссей был вынужден причалить к острову, где в глубоких пещерах жили одноглазые великаны-циклопы. Они разводили овец и пасли свои стада в горах. Несмотря на мирное занятие, циклопы были кровожадными людоедами.

Одиссей и его товарищи зашли в одну из пещер. Хозяина не было дома. Путешественники нашли большой запас сыров и ведра с простоквашей. Пещера принадлежала циклопу Полифему, сыну морского бога Посейдона. Вернувшись с пастбища и загнав в пещеру свое стадо, Полифем обнаружил непрошенных гостей. Циклоп схватил двоих товарищей Одиссея и съел их. Затем, завалив вход в пещеру огромным камнем, улегся спать. На другой день Полифем, как обычно, отправился пасти свои стада, а пленников оставил в пещере, не забыв закрыть вход.

Вечером, когда Полифем вернулся в пещеру, Одиссей предложил ему выпить вина, мех с которым захватил с корабля. Циклопы не знали виноделия, и незнакомый напиток так понравился Полифему, что он осведомился об имени Одиссея, пообещав, что сожрет его в последнюю очередь. Одиссей сказал, что его зовут Никто, и поблагодарил за обещанную милость. Вскоре великан опьянел и заснул. Тогда Одиссей взял острый кол и пронзил им единственный глаз людоеда. На отчаянный вопль Полифема сбежались другие циклопы и стали спрашивать, кто причинил ему обиду, заставляющую так страшно кричать. Полифем ответил: «Никто!» Великаны, пожав плечами, отправились спать.

Лишенный зрения циклоп, сколько ни старался, не мог поймать Одиссея и его товарищей в огромной, полной закоулков пещере. Тогда он надумал перехватить их у выхода, когда они попытаются бежать. Полифем отвалил камень, закрывающий выход, и стал ждать. Уже рассвело и стадо Полифема проснулось, животные потянулись наружу. Великан ощупывал спины проходивших мимо него животных. Одиссей спрятался под брюхом одного из баранов, товарищи последовали его примеру, и таким образом беспрепятственно покинув пещеру, они вернулись на свои корабли.

5 Эолия

В следующий раз Одиссей остановился на острове Эолия, где обитал бог Эол. Он приветливо встретил путешественников, и те гостили у него целый месяц. Перед отплытием в дальнейший путь Эол вручил Одиссею завязанный серебряной нитью мех. В этом мехе Эол поместил все подвластные ему бурные ветры, кроме ласкового западного Зефира, который должен был нести корабли Одиссея в сторону его родной Итаки. Эол сказал Одиссею, чтобы он не развязывал серебряную нить на мешке до того, как приплывет домой.

Путешествие было спокойным. Одиссей уже приближался к Итаке, но от сильной усталости погрузился в сон. Спутники Одиссея, полагавшие, что в мешке Эола находятся богатые дары, украдкой развязали серебряную нить. Ветры вырвались и понеслись домой к Эолу, гоня корабль Одиссея впереди себя. Путешественники вскоре вновь оказались на острове Эола и стали просить у него помощи, но разгневанный бог прогнал их.

6 Страна лестригонов

Плыл Одиссей шесть дней и ночей и прибыл в страну лестригонов, в большой город, называемый Ламос. Заметив удобную пристань между высоких утесов, путешественники направили в нее свои корабли и там бросили якорь. Но Одиссей, несмотря на то, что залив был удобен и море было тихое, поставил свой корабль около входа в залив.

Трое спутников Одиссея высадились на берег, чтобы узнать, какие живут здесь люди. Вскоре они дошли до дороги, и она привела их к роднику. Там они встретили женщину исполинского роста с кувшином на плечах. Путешественники спросили у нее, кто обитает в этой стране и кто этим городом правит. Она им объяснила, что здесь живут лестригоны, а она — царская дочь, и указала им дом своего отца Антифата, царя лестригонов.

Пришли они в царский дом огромной вышины, встретили там жену царя, а затем явился и сам Антифат. Он тотчас схватил одного из посетителей и съел его. Увидев это, двое остальных бросились бежать к своим кораблям. Но царь лестригонов поднял страшный крик и созвал весь город, сбежались отовсюду толпы лестригонов. Подбежав к пристани, стали они бросать камни в корабли. Как рыб нанизали лестригоны греков на колья и унесли на съедение в город. И только один корабль Одиссея, спрятанный за утесом, остался цел.

7 Остров Эя (У Цирцеи)

Устремившись по морю на восток, Одиссей вскоре достиг острова Эя, где жила колдунья Цирцея, дочь бога солнца Гелиоса. Друг Одиссея Эврилох и с ним еще 22 человека пошли осмотреть остров. В центре его, на широкой поляне, они увидели дворец Цирцеи, вокруг которого бродили волки и львы. Хищники, однако, не напали на людей Эврилоха, а стали ластиться к ним, махая хвостами. Греки не знали, что эти звери на самом деле были людьми, заколдованными Цирцеей.

Сама Цирцея тоже вышла к грекам и, приветливо улыбаясь, предложила им трапезу. Все согласились, кроме осторожного Эврилоха. Он не пошел в дом Цирцеи, а стал подглядывать в окна за тем, что там происходило. Богиня поставила перед путешественниками вкусные яства с добавленным в них волшебным зельем. Когда греки отведали его, Цирцея прикоснулась к ним волшебным жезлом, превратила их в свиней и загнала в свинарник.

Эврилох вернулся к Одиссею и рассказал о произошедшем. Одиссей бросился выручать товарищей. По пути ему явился бог Гермес и дал средство, которое могло предохранить от колдовства Цирцеи. Это был пахучий белый цветок «моли» с черным корнем. Когда Одиссей добрался до дома Цирцеи, она и его пригласила к столу. Однако, поедая ее угощенье, герой, по совету Гермеса, все время нюхал волшебный цветок. Затем Цирцея прикоснулась к Одиссею своим жезлом. Но колдовство не подействовало. Одиссей вскочил и занес над Цирцеей меч. Колдунья стала просить пощады, суля, что будет хорошо обращаться с Одиссеем. Цирцея превратила спутников Одиссея обратно в людей. После этого путешественники провели на острове Эя целый год.

Тоскуя по Итаке и по своей жене Пенелопе, Одиссей все же решил покинуть Цирцею. Та посоветовала ему вначале побывать в подземном царстве мертвых бога Аида и вопросить живущую там тень знаменитого предсказателя Тиресия Фивского о своей дальнейшей судьбе. Одиссей побывал в царстве мертвых, побеседовал со многими героями, погибшими в Троянской войне, видел свою покойную мать и услышал пророчество об исходе своего путешествия: «Будешь в Итаке, хотя и великие бедствия встретишь».

8 Остров сирен

Цирцея заранее предупредила Одиссея, что ему придется проплывать мимо острова сирен, кровожадных женщин с телом и ногами птиц. Прекрасным, чарующим пением они завлекали моряков на свой остров и предавали лютой смерти, разрывая на куски. Цирцея посоветовала Одиссею залепить своим людям уши воском, чтобы они не слышали, как поют сирены. Если же сам Одиссей хочет насладиться их прекрасным пением, то пусть прикажет своим спутникам крепко привязать себя к мачте и не отвязывать, несмотря ни на какие просьбы.

Одиссей поступил так, как велела Цирцея. Сладостными песнями сирены манили Одиссея направить судно к их острову. Он рвался из веревок и просил, чтобы товарищи отвязали его. Но те привязали его еще крепче. Корабль благополучно миновал сирен, которые от злости лишили себя жизни.

9 Сцилла и Харибда

Путешественников поджидала новая опасность: им нужно было миновать узкий пролив между двумя чудовищами — шестиголовой ненасытной Сциллой и свирепой Харибдой. Трижды в день Харибда втягивала в свою утробу воду и трижды извергала, так что страшный водоворот постоянно крутился возле ее пасти.

Желая избежать Харибды, корабль Одиссея прошел слишком близко от Сциллы, и шестиголовое чудовище успело сожрать шестерых гребцов.

10 Тринакрия

Вскоре глазам мореплавателей предстала Тринакрия, остров солнечного бога Гелиоса, который пас там семь стад прекрасных быков и многочисленные отары овец. Помня о пророчествах Тиресия Фивского, Одиссей взял со своих товарищей клятву не похищать ни быка, ни барана. Но пребывание греков на Тринакрии затянулось. Противный ветер дул тридцать дней, запасы еды исчерпывались, а охота и рыбная ловля почти ничего не давали. Один раз, когда Одиссей заснул, мучимый голодом Эврилох уговорил сотоварищей зарезать несколько отборных быков, говоря, что в благодарность они воздвигнут Гелиосу храм на Итаке.

Проснувшись и узнав об этом, Одиссей пришел в ужас. Гелиос пожаловался на самоуправство путешественников Зевсу. Когда корабль Одиссея вышел с Тринакрии в море, Зевс наслал на него сильный ветер и ударил в палубу молнией. Судно пошло ко дну, и все, кто плыл на нем, за исключением самого Одиссея, утонули — как и предсказывал в царстве Аида Тиресий Фивский. Одиссей кое-как связал ремнем плававшие по воде мачту и киль и держался на них. Вскоре он понял, что волны несут его к скале Харибды. Зацепившись за корни росшей на утесе смоковницы, он провисел на них до тех пор, пока Харибда вначале не поглотила с водой мачту и киль, а потом не выпустила их обратно. Снова ухватившись за мачту и начав грести руками, Одиссей отплыл от водоворота.

11 Остров Огигия (у Калипсо)

Девять дней спустя Одиссей оказался у острова Огигия, местожительства нимфы Калипсо, покрытого лугами с цветами и злаками. Калипсо жила там в огромной пещере, заросшей тополями, кипарисами и диким виноградом. Красавица-нимфа приветствовала Одиссея, накормила его и уложила спать.

Калипсо полюбила Одиссея и, желая навсегда удержать его подле себя, пообещала даровать ему бессмертие. Семь лет Одиссей жил у Калипсо на Огигии. Но он не переставал тосковать по родной Итаке и часто проводил время на берегу, смотря в морскую даль. Наконец, Зевс велел Калипсо освободить Одиссея. Узнав об этом, Одиссей связал плот, простился с гостеприимной нимфой и поплыл на родину.

Но легкое судно героя случайно увидел бог Посейдон. Направив на плот огромную волну, Посейдон смыл Одиссея за борт. Мореход едва выплыл на поверхность и кое-как вновь забрался на плот. Рядом с ним опустилась с неба в образе птицы-нырка милосердная богиня Левкотея (Ино). В клюве она держала чудесное покрывало, которое обладало свойством спасать от гибели в морской пучине тех, кто заворачивался в него. Посейдон потряс плот Одиссея второй волной страшной высоты. Думая, что на сей раз герою уже не спастись, Посейдон поехал в свой подводный дворец. Однако покрывало Левкотеи не дало Одиссею утонуть.

12 Страна феаков

Через два дня ослабший Одиссей добрался до острова Дрепана, на котором жило племя феаков. На берегу он уснул крепким сном. Утром Навсикая, дочь царя и царицы феаков, пришла со служанками к ручью стирать одежды. После работы девушки стали играть в мяч и громко закричали, когда он упал в воду. Этот крик разбудил Одиссея. Он вышел к девицам и искусной речью вызвал к себе симпатию у Навсикаи. Царская дочь повела его во дворец, к отцу и матери. Царь Алкиной выслушал историю путешествий Одиссея, одарил его и повелел отвезти героя по морю на Итаку.

13 Итака

Находясь уже близ родного острова, Одиссей вновь заснул. Бывшие с ним феаки не стали будить мореплавателя, а отнесли его спящим на берег, сложив рядом дары Алкиноя. Когда феаки возвращались на корабле в свою пристань, рассерженный Посейдон превратил корабль вместе с командой в камень.

Затем Одиссею явилась Афина и превратила его в старика. Так как на Итаке все думали, что Одиссей погиб, то множество знатных юношей с этого и соседних островов, стали ухаживать за его женой, Пенелопой. Путем женитьбы на ней каждый из этих молодых людей надеялся получить местный царский трон. Одиссей вернулся в свой дом и победил женихов.